Александр Пороховщиков

Александр Пороховщиков

Родственницы Александра Пороховщикова — племянница Наталья и двоюродная сестра по материнской линии Алла Дмитриева — негодуют, узнав о том, как Барабадзе распорядился наследством. Часть творческих архивов, по их словам, пропали и были выброшены. А ведь Наталья хотела создать на их базе небольшую экспозицию в особняке в Староконюшенном переулке, который арендовал Пороховщиков.

«Когда в 2012-м я была в квартире, забирала Сашины вещи, чтобы его хоронить, взяла некоторые фотографии и записки, которые относились к нашей семье, к Ире. Не хотела, чтобы они попали в чужие руки. В результате они остались у меня. Все остальное с ВДНХ и со Староконюшенного Барабадзе, как мне кажется, просто выкинули – им это было неинтересно. Очень жаль, что мне не удалось сохранить огромный (на листе ватмана) проект танка прадедушки. Этот проект, вероятно, они выбросили, как и все остальное. Там стояла наша семейная мебель, огромные бобины с фильмами. Саша делал копии пленок всех фильмов, в которых снимался, и отвозил на ВДНХ. Я не могла тогда выносить крупные вещи без ведома органов, а потом квартиру опечатали. Пока шли суды, Барабадзе успели сделать там ремонт», — сетует Наталья.

Племянница Александра Пороховщикова Наталья

Племянница Александра Пороховщикова Наталья

Племянница предполагает, что часть жилья актера была распродана, так как деньги требовались грузинским родственникам, чтобы рассчитаться с адвокатами. Наталья не знает, что случилось с другими памятными вещами Пороховщикова.

Охранники Михаила Прохорова присматривают за домом актера Пороховщикова

«Думаю, что квартиру на Проспекте Мира они продали, потому что там ремонт уже шел. Квартиру Иры на Комсомольском проспекте они могли оставить. Дачу, скорее всего, тоже продали. Им все же нужно было и с адвокатами расплачиваться, и с людьми, которые помогали в судебных вопросах. К сожалению, мне неизвестно, куда они дели все вещи. Они ведь не знают даже историю этих вещей. Я забрала только фотографии и документы, относящиеся к нашей семье. Барабадзе позже говорили, что я золото и бриллианты искала. Но для этого нужно было просто знать, что ничего подобного там не было», — отметила родственница артиста. 

Дом Пороховщикова в Староконюшенном переулке

Дом Пороховщикова в Староконюшенном переулке

Наталья даже проводила собственное исследование, согласно которому Барабадзе не является даже единокровным братом Пороховщикова. В документах у Александра в графе отец был записан Шалва Барабадзе, а не виолончелист Шота Шанидзе. Мама актера Галина Александровна вышла замуж за отчима незадолго до того, как родился Пороховщиков. Шанидзе давно нет в живых, но у него остался сын Шота. 

«По какому поводу они могли поссориться — мы не знаем. Молодые были, в этом возрасте поссориться несложно. Но Галина Александровна четко знала, что именно Шота был отцом ее сына. У меня где-то была фотография дедушки Шанидзе, так он просто копия Саши, каким он был в старости», — рассказала Наталья. 

Племянница сокрушается, что семья Шанидзе, с которыми она поддерживает связь, осталась без наследства Пороховщикова, ведь Шота является его единокровным братом. Она привезла в Москву предполагаемых родственников, двух двоюродных сестер Пороховщикова, и еще одного родственника — Амирана. ДНК-экспертиза подтвердила, что Пороховщиков на 99,9% был членом семьи Шанидзе. 

«Когда я привезла Шанидзе в Москву, чтобы сделать генетическую экспертизу, я увидела как они одеты и спросила Амирана: «А почему у вас такие ботинки странные, изолентой перемотанные?» А у него просто денег не было на приличную обувь. Это интеллигентнейшие люди, никогда в жизни ни на что не претендующие. Зная, что здесь в Москве их родственники — состоятельные и известные, они никогда бы у них ни копейки не попросили. Хотя у Ирены очень болен сын, у него серьезное заболевание и она практически всю жизнь не работает, ухаживает за ним», — рассказала Наталья «Телепрограмме».

Напомним, что Пороховщиков умер через 40 дней после кончины его любимой жены Ирины. Он долго страдал сахарным диабетом, который вызвал осложнения. О смерти супруги он так и не узнал, так как март и апрель 2012 года провел в больницах. 

Фото: Legion-media, Геннадий Усоев, кадр программы «На самом деле» на Первом канале